Все новости, Общество

«Белкумыспром» остановил производство молока. Работники: «Партия племенных лошадей ушла на убой»

«Белкумыспром» — единственная в Беларуси молочная конеферма. Еще в начале года предприятие собиралось делать из кобыльего молока кумыс и йогурты, сюда даже приезжал премьер-министр Андрей Кобяков. Спустя два месяца производство стоит, а большую партию племенных лошадей отправили на мясокомбинат. TUT.BY узнал, с чем это связано.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Зоотехник «Белкумыспром» Софья: «Фалас — это наша любовь. Стандартного размера для „литовцев“, у него хорошие дети. Ни одного изъяна, и он знает, что он идеален. К людям очень добродушен, несмотря на размеры. Это особенность породы»

Работники: 70 лошадей отправили на убой, готовят еще сотню


Предприятию «Белкумыспром», что в Логойском районе, пять лет. Здесь разводят племенных лошадей двух пород: литовский тяжеловоз и русский тяжеловоз. С 2016 года на конеферме производят кобылье молоко.


Работник конефермы Андрей (имя изменено) сообщил в редакцию: молоко здесь больше не производят, многих людей уволили, но самое большое беспокойство вызывают лошади.


— В любом скотоводстве есть выбраковка — это нормально, — рассказывает Андрей. — Выбракованных лошадей сдают на мясо. Сначала на это никто не обращал внимания, но сейчас выбраковка доходит до катастрофических цифр. В конце прошлого года и в начале этого уже 70 лошадей отправили на убой. Сейчас готовится новая партия. Большинство лошадей, которых увозят «на мясо», привезены из Литвы, у них есть паспорта, родословная, это хорошие племенные животные.


По данным «Белкумыспрома», всего на конеферме сейчас 259 лошадей. Андрей пишет, что с конца марта около сотни лошадей поставили на карантин.


— Да, предприятие активно пытается продать их на племя, найти богатых хозяев: объявление выставили в соцсетях, на форумах заводчиков. Продать лошадь на племя выгоднее, чем на мясо, но тяжело сделать это за такой короткий срок. Лошади, которые через двадцать дней карантина не найдут хозяев, покинут страну для убоя.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Кобылы с жеребятами на конеферме «Белкумыспрома»

Еще один специалист предприятия рассказал, что такое количество лошадей, как сейчас на ферме, просто нечем кормить:


— Лошади едят сено, сенаж, овес, соль, мел… Проблемы с кормами начались в конце прошлого года. Выбраковываем тех лошадей, без которых сможем выжить дальше, сокращаем поголовье, чтобы был шанс оставшимся животным дожить до пастбищного сезона, чтобы на следующий год была какая-то перспектива. Но их пытаются пристроить, продать в частные хозяйства. Никто не хочет выбраковывать лошадей сразу на мясо. Тем более — таких. Конечно, лошадей на выбраковку отбирают, исходя из определенных качеств, критериев, возраста. Но это вовсе не значит, что они самые худшие.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Конеферма «Белкумыспром» находится в Логойском районе, возле деревни Громницы

Оба собеседника говорят, что среди выбракованных лошадей, которых продали на убой, были беременные. По их словам, перевозка беременных лошадей на больших сроках запрещена ветеринарным законодательством.


— Это племзавод. Чтобы им стать, нужно выполнить определенные условия государства. Потом племзавод должен поддерживать численность маточного поголовья, выращивать и продавать племенной молодняк, мясные продажи в счет не идут, — рассказывает Иван (имя изменено), бывший работник «Белкумыспрома». —  На «Белкумыспроме» в свое время собрали лучших представителей тяжеловозов. По всей Литве разыскивали племенные книги, у некоторых лошадей порода идет с 1946 года! Вообще саму породу — литовский тяжеловоз — утвердили в 1963 году, но работа по ее выведению началась гораздо раньше.


Однако, по словам Ивана, у породы сейчас проблемы: живая тягловая сила человеку нужна все меньше, поэтому одна из целей, для которой этих лошадей разводят в той же Литве — как раз продажа на мясо.


Известно, что с «Белкумыспрома» те самые 70 лошадей уехали в Россию, в Пензенскую область, на ООО «Экопрод». Здесь производят халяльные продукты (приготовленные в мусульманских традициях), 30% сырья — конина. Из конины здесь делают тушенку, фарш и колбасу. У предприятия есть свои поля, где они сами разводят лошадей.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY


Заведующий производством ООО «Экопрод» Равиль Пятаев подтвердил TUT.BY, что сотрудничает с «Белкумыспромом». Он не считает лошадей, привезенных из Беларуси, племенными.


— Мы сами два раза ездили к ним, все время берем у них лошадей бракованных: кто-то хромает, кто-то не доится. Около 70 взяли недавно… Все это были лошади, которые их не устраивают. Двоих даже не довезли — они скончались по пути, тяжело перенесли дорогу. Они нам хороших лошадей не дают, а нам все равно на мясо — понимаете, в чем дело?


«Белкумыспром»: доильный цех закрыт, ищем новые инвестиции


Директор ООО «Белкумыспром» Денис Харченко показывает лошадей в стойлах конефермы и пустой доильный цех. Подтверждает, что производство молока, доение и переработку остановили. Основная причина — молоко плохо продается, а это продукт скоропортящийся.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Директор «Белкумыспрома» Денис Харченко у проходной конефермы

— Испробовали много методов, но желаемых продаж так и не набрали. Мы разливали молоко под заявки — два раза в неделю, примерно по 250 литров. А доение — процесс, который к заявкам не приурочишь, его нельзя приостановить. Одна лошадь дает от 6 до 12 литров молока в сутки, это восемь доек. Срок годности готового продукта, который удается достичь при пастеризации — 10 суток. Сейчас доильный цех закрыт, к кобылам привели жеребят.


— Мы продавали 40−50% от молока, которое получали, — сообщил TUT.BY другой источник в руководстве «Белкумыспром». — А в марте поняли, что надо останавливать производство. Москва и Санкт-Петербург отказались от поставок. Нам выставили условие: или вы увеличиваете объемы, или мы вообще не берем ваше молоко. Но объемы, которые им нужны, мы сможем произвести в лучшем случае через год. А на белорусском рынке кобылье молоко пока не прижилось. Мы оказались в этой «вилке». Компания пыталась зайти на рынок через здравоохранение — санатории, здравницы, но это не увенчалось успехом, статус лечебного молоку придать не смогли.


Денис Харченко рассказывает, что лошадей на конеферме бывало и до 400.


— По моему мнению, мы не можем себе позволить содержать столько лошадей. К тому же, в хозяйстве, которое занимается разведением лошадей, есть определенная емкость, которую мы можем поддерживать. А в год прибавляется еще 100−110 жеребят. Но многих мы пристраиваем на другие частные фермы — за год моего директорства, думаю, таких было около сотни.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Говорят, Кронас — самый большой, самый тяжелый на ферме конь. «Не очень пока любит людей, не очень доверяет, потому что покупали из хозяйства, где им совсем не занимались. Сейчас стал уже гораздо спокойнее. Ему всего год, раньше он жил в Литве. Трех жеребцов закупили в Литве в прошлом году для обновления крови», — рассказывает зоотехник Софья

На «Белкумыспроме» признают, что проблема с кормами есть. По поводу продажи лошадей на убой директор компании говорит так:


— У нас никогда не было основной цели разводить лошадей на мясо, и сейчас мы придерживаемся той же стратегии. Основные направления: молочное и реализация лошадей на племя. Если продаем на убой, на мясо, то это лишь необходимость. Например, если лошадь не может давать ни молоко, ни потомство — мы не можем позволить себе ее содержать. К тому же, в той же Литве лошади литовской породы используются в мясном производстве. Когда «Белкумыспром» закупал там лошадей, мы многих спасли от убоя.


Фото Олег Киндар, TUT.BY
На конеферме «Белкумыспром»

— Правда, что сейчас около сотни лошадей готовятся к отправке на убой?


— 100 порций крови отправлены на веткарантин. Но из этих лошадей мы около десяти уже продали на племя покупателям из России и Беларуси. Мы не хотим, чтобы эти лошади попали на мясокомбинат, но в теории это возможно.


Директор «Белкумыспрома» Денис Харченко не согласен с тем, что среди выбракованных семидесяти лошадей были беременные.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY


— Вы ж поймите, что даже покупателю на мясокомбинате нет смысла покупать жеребую кобылу — он же заплатит деньги за то, что не сможет использовать, — объясняет он.


— Думаю, такого не было, — поддерживает директора зоотехник Софья. — Мы отбираем лошадей на выбраковку в том числе по результатам ректального исследования (позволяет определить беременность лошади. — Прим. TUT.BY). Приходит специалист.


Жеребцов выбраковывают чаще, чем кобыл, добавляют тут.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY


— Кобыл и жеребцов рождается примерно 50 на 50. Зачем нам такое количество жеребцов? У кобыл работа есть всегда: они могут производить лошадей и молоко. Но при этом и жеребцов, сразу после отъема от матери, мы пытаемся пристроить в какие-то хозяйства, — говорит директор «Белкумыспрома».


Денис Харченко показывает на телефоне фотографии: недавно молодого жеребца литовского тяжеловоза удалось продать в Казахстан — больше чем за 4 тысячи долларов.


— Это очень хорошая продажа была. Если бы мы продавали лошадей так всегда, мы бы, наверное, сейчас ездили на электромобиле по территории.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Литовский тяжеловоз из Беларуси в степи Казахстана

Директор объясняет: когда продажи молока остановили, партнерам написали, что это произошло в связи с модернизацией.


— Мы правда хотим провести модернизацию. Но нужно большое финансирование и переработка нашей стратегии. Мы производим кобылье молоко, но здесь есть база для производства кумыса, продуктов на основе кобыльего молока — уже не на наших мощностях, а наших партнеров. Например, «Белфуд» производит детское питание, с кобыльим молоком и с козьим в составе. Я считаю, что это перспективное направление. Мы предложили партнерам произвести кобылье молоко ультрапастеризованное, со сроком год и два года — у них есть такое оборудование, они думают. Тогда бы нам проще было с продажами и логистикой.


Денис Харченко считает, что предприятию для успешной работы не хватает сушки для молока.


— У нас большая зависимость от сезона. Если мы говорим про 500 литров в сутки в среднем, то зимой это 300 литров, а летом — 800, понимаете? А подходящий спрос не всегда может быть. Сушка дает возможность продлить срок годности сырья.


Сушку можно построить и сейчас, но на это нужно минимум 500 тысяч долларов.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY


Денис Харченко не согласен с тем, что с предприятия активно уходят люди. По его словам, например дояркам после закрытия доильного цеха предлагали другую работу.


— Согласились не все, правда, — говорит директор «Белкумыспрома».


По информации другого руководителя предприятия, на начало 2018 года на конеферме работали 75 человек. С тех пор ушло около тридцати.


— Но мы никого не сокращали. Просто у большинства заканчивались контракты. Другие остались: мы же дальше работаем, лошадей выращиваем.


«Белкумыспром» принадлежит бизнесмену Игорю Коротчене (его доля — 88%) и Елене Япринцевой, одной из дочерей бизнесмена Владимира Япринцева (доля — 12%).


Игорь Коротченя — управляющий директор по белорусскому региону в группе компаний ООО УК «Содружество» — крупной российской агропромышленной компании.


Один из руководителей «Белкумыспром» отмечает, что из Литвы и России «Белкумыспром» завез 173 лошади. За все время работы предприятие продало 334 лошади, на какую сумму — не указывается. Первое молоко выпустили на рынок летом 2016 года. С тех пор продали 33 тысячи 549 литров молока на 385 тысяч 333 белорусских рубля. Известно, что в проект вложили более 10 миллионов долларов. Инвестор терпит убытки, на прибыль так и не вышли.


Молоко с «Белкумыспрома» продавалось под торговой маркой «Авторские продукты». Под продажу молока создавали отдельную компанию с таким же названием, но позже ООО «Авторские продукты» обанкротилось и его ликвидировали.


Фото: Олег Киндар, TUT.BY


Источник TUT.BY

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *