Все новости, Публичный счет

Загадка экстренных убоев. Предприятие по бумагам продавало мясо сотрудникам, а на деле — сдавало ИП

Жители Столинского района озадачены скандалом в местном ОАО «Полесская Нива». Несколько лет предприятие било часть скота у себя на фермах и по бумагам якобы продавало качественную продукцию своим же сотрудникам за копейки — по рубль сорок за кило. Некоторым «выходило» до 500 килограммов говядины в год. И только недавно выяснилось: животноводы мяса в глаза не видели, а десятки тонн говядины без ветеринарного контроля, стало быть, непонятно какого качества, уходили налево местному предпринимателю. Теперь следователи и оперативники выясняют, куда товар отправлялся дальше и на чьи столы могла попасть сомнительная продукция, пишет «СБ».

Рисунок Олега Карповича
Рисунок Олега Карповича

Речь о животных, которые, например, получили серьезную травму и могли не доехать до мясокомбината. Такой скот режут экстренно. В «Полесской Ниве» за последние годы вынужденно забили около 300 животных. Это без малого 100 тонн живого веса. А по липовым документам скот якобы везли на бойню в филиал Столинского райпо — предприятие «Столинзаготпромторг». Председатель Пинского межрайонного комитета госконтроля Владимир Петько подводит итог совместной проверки госконтроля, финансовой милиции и прокуратуры:


— Фактически по сговору с должностными лицами «Столинзаготпромторга» быков, коров, телок били прямо в хозяйстве, а все накладные, акты забоя, ветсправки оказались фиктивными.


По результатам проверки трое работников «Столинзаготпромторга» уволены, освобожден от должности исполняющий обязанности директора этого предприятия, ветврач Столинской райветстанции, замдиректора «Полесской Нивы» и главный ветврач хозяйства.


На самом предприятии уверяют: мясо было хорошим. По словам и.о. главного ветеринарного врача хозяйства Владимира Богуша, на сделку с ипэшником пришлось пойти не просто так. Взрослый скот, получивший травму, несовместимую с жизнью, нужно экстренно забивать. А потом быстро разделывать. Счет идет на минуты, иначе мясо потеряет товарный вид и его никто не возьмет.


В хозяйстве, с его слов, это сделать нельзя. В Столине по санитарным требованиям разделывают только клинически здоровых животных. Приходится ехать на мясокомбинат в Пинск. Пока найдешь машину, завезешь корову за сто километров, сдашь анализы — мясо превратится в копеечный санитарный брак. Свои работники всю разделку не выберут, а частник гарантировал сбыт:


— Мясо шло по цене, которую ставит мясокомбинат для тощей упитанности, — 1.40 за кило. Ничего налево не уходило. Деньги поступали в кассу. Теперь же все закапываем.


Его поддерживает первый заместитель председателя Столинского райисполкома Николай Мороз:


— В районе 80 тысяч голов скота. Каждый день где-то вынужденный убой. Ветеринарными правилами в необорудованных местах бить скот запрещено. А за два часа не все предприятия могут довезти корову до комбината, и она пойдет в утиль. Это мясо никому не нужно, хотя оно нормальное. Раньше в хозяйствах были бойни, но теперь выросли требования к качеству. Сегодня, чтобы оборудовать убойный пункт на предприятии, нужно выделить отдельное помещение, оборудовать его дезсредствами, раздевалками, нанять специалистов. Обойдется это в 200−500 тысяч рублей, а окупится лет через 10. Вопрос, конечно, прорабатывается. Торговля планирует запустить в Давид-Городке убойный цех с холодильными камерами. И надо закупить пару машин, чтобы предприятие не искало собственный транспорт на доставку.


У Владимира Петько другая позиция. Травмированное животное, по его словам, везти на бойню не обязательно, и эта процедура регламентирована законодательством:


— Экстренно забить скот в хозяйстве можно, после чего поместить тушу в холодильник, а небольшую ее часть сдать на бактериальный анализ. После положительного заключения замороженная туша отвозится на мясокомбинат, где проводится углубленная ветеринарно-санитарная экспертиза. Если она покажет, что мясо пригодно к употреблению, его можно продать комбинату или забрать и реализовать своим работникам по таким же ценам. Но о чем тут говорить, если в «Ниве» и холодильника-то не было.


К слову, в законодательстве прописано, что каждый случай экстренного убоя должен разбираться, а виновные в этом, по сути, ЧП нести ответственность. Поэтому в госконтроле уверены: «Ниве» проще было создавать видимость благополучия. Не следить как надо за скотом, который мог бы жить и приносить большую прибыль, а добивать животных и продавать.


Кстати, о доходах. У проверяющих и тут остаются вопросы. Если мясо хорошее, а не «тощее» по 1.40 за кило, то по какой стоимости его реально мог скупать частник? Ведь за говядину средней упитанности дают уже более высокую цену. Только одна тонна по 1.40 будет стоить 1400 рублей. А если продать ее уже по 2 рубля — это 2000. Речь, напомним, шла о десятках тонн. Куда в таком случае могла уйти потенциальная разница? Ситуацию изучает Следственный комитет.


Сергей Буткевич, первый заместитель председателя комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома:


— Проблема есть, но она не критическая. Это все же частные случаи, а не система. Надо делать акцент на том, что экстренный убой — мера вынужденная. И в нормальном сельхозпредприятии такого скота должно быть мало. Вот к чему нужно стремиться, тогда и вопросов не будет.


Списали на двоих


Помимо теневых продаж, грешат хозяйства и списанием падежа за счет своих работников. Начальник Кобринского межрайонного отдела УДФР Александр Кондратюк говорит о свежих 13 уголовных делах в Дрогичинском районе. В ОАО «Бездеж-Агро» падеж скота прикрывали тем, что мясо якобы продавали своим сотрудникам за наличку, а фактически закапывали. В «Полесской Ниве» установлено 56 фактов сокрытия падежа. И, по данным КГК Брестской области, это не единственное хозяйство, засветившееся в последние годы в списании мертвых туш.


Левые схемы


«Полесская Нива» не первое хозяйство, попавшееся на подобной схеме. Пару лет назад сразу три ОАО Пружанского района — «Пружанское», «Мурава» и «Шени-Агропродукт» — фигурировали в громких уголовных делах. Официальный представитель УВД Брестского обл-исполкома Сергей Дученко напомнил, как с этих предприятий частникам продавались туши вынужденного убоя. По липовым документам животные проходили как живые с тощей упитанностью. Работники хозяйств, участвовавшие в сделках, получали на карман от 5 до 10% стоимости скота. В среднем ипэшники закупали до 10 тонн крупного рогатого скота. Доход предпринимателя в месяц мог достигать до 12 тысяч долларов.


Источник TUT.BY

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *